[sticky post]От Постинформационного Информбюро.
visionarios
Правила поведения в общественных местах.

Сегодня я узнал от одного своего товарища, очень настойчивого надо признать, что моя жизнь, и без того находящаяся в условиях столкновения с непреодолимыми обстоятельствами, ещё и ведет тяжелые бои в центре "информационной войны". Как это обычно и бывает, когда тебя просят сделать что-либо не задумываясь, ситуация — критическая.

Естественно, это далеко не первая военная весточка доходящая до моей замечательной, морозной и солнечной Швейцарии. Страны Оси и Коминтерна, на периодической основе, мне что-то пишут, сменяя дипломатические предложения на непримиримые ультиматумы.

Однако, несмотря на демонстративный пацифизм, я вижу как общество уже теряет лучших бойцов, когда поднимает, иногда, на волнах общественного мнения, важные вопросы, так как партийная работа все ещё на нуле. Геополитика, грандэкономика и прочее: мы во всем это совершенно не подкованы. И мы много не знаем. Наши слабости — неоспоримы. Враг уже у черепной коробки, а мы даже не успели продать все доллары и обменять их на рубли. Необходима мгновенная мобилизация и лечебные чтения.

Так как ситуация критическая, а в своем бреду я в полном праве, то я объявляю о создании Российского добровольческого дисциплинарного корпуса, который станет ядром и элитой тыловых частей, осуществляя надзор за психологическим состоянием участников и членов сети. Офицеры и бойцы подразделения должны вытаскивать из ада молодых солдат, потерявших свой рассудок и здоровье на фронтах неумолимой войны с ботами, и английско-американскими спецслужбами.

От вас необходимо некоторое участие с целью править и придерживать, по мере возможности, всех желающих высказаться по поводу самых актуальных вопросов современности(и делать это смело: с чувством полного права и исполненного долга), а также требовать дисциплины и порядка от остальных групп населения. В качестве профилактики можно использовать метод изоляции человека в замкнутом пространстве, отсекая от мира сего и оставляя его в одиночестве на несколько суток, желательно, во избежании травм, используя смирительную рубашку или иные путы, изъяв, при этом, все предметы которыми он мог бы нанести себе вред.

Ваше мимолетное участие, которое позволит остудить пыл особо ретивых и уязвленных товарищей, даст шанс на создание нормальной атмосферы в сети, а также ограничения аппетитов сборища истериков изображающих из себя Чемберленов и Талейранов, которые пытаются устроить и навязать свой политический ликбез всем окружающим, между посещением спальни и кухни.

Благодарю за внимание и участие.


[reposted post]Конечно, до революции питались лучше
сова
kosarex
reposted by visionarios
https://nilsky-nikolay.livejournal.com/682792.html



Нильски Николай отличается любовью к таблицам, но часто толком их читать не может и спорит зачем-то с пропагандистами от сталинщины. Мало ли какой вздор несет Буркина Фасо?! Написано про питание в 1956 году - рабочие в одной графе, крестьяне в другой. Где основания считать, что детей лет шести советские статисты записали одних в рабочие, других в крестьяне и в итоге занизили потребление еды в сравнении с дореволюционным временем?. Скорее, наоборот, занизили в дореволюционное время. Написано же - потребление по едокам. Едят же все, начиная с младенцев.

Другой момент ещё важнее, не надо таблиц, достаточно посмотреть на фото, например, населения Хитровского рынка с разными бедняками и просто нищими, сравнить с фото граждан при Сталине и даже при Хрущеве, чтобы увидеть, что население при совдепии явно питалось хуже. Хотя фото работников НКВД и партноменклатуры явно говорят об их качественном питании. При этом на фото 1956 года уже заметно улучшение питания населения в сравнении с 1950-53 гг., то есть временем максимального улучшения питания тех, кого не посадили. При Хрущеве в 1960 году стали тоже питаться лучше, чем при Хрущеве в 1956 году.

Всё это не отменяет известного факта, что при царизме были нищие, которые питались плохо. Это также не отменяет факта, что в 20-е и в 30-ые годы в США и Европе тоже многие питались плохо, часто хуже, чем перед Первой мировой, пока элитки ещё не устроили погром сельскому населению с целью выброса на рынок труда дешевой, рабочей силы. В России же большевики явно пытались увеличить свои доходы за счет геноцида населения - чем больше расстреляют, тем меньше проблем с аграрным перенаселением, тем больше хлеба можно изъять и продать за границей. В современной РФ мы также наблюдаем продолжение сознательного сгона крестьянского населения с земли и передачи земли агрохолдингом под лозунгом - даешь рост экспорта пшеницы вместо роста русского населения. Во всяком случае, именно так получается, если взять результаты хозяйствования, а не социальную демагогию.

Однако, падение качества питания заметно также по иному моменту. Чем лучше вы питаетесь, тем больше вы физически и психологически готовы к рывку в работе, если того требуют обстоятельства, например, страда. Данный момент очень хорошо отразил Солженицын в Архипелаге ГУЛАГ. Первыми в условиях лагерей гибли дети кулаков лет шестнадцати, привыкшие напрягаться на работе, зная, что родители потом хорошо накормят. О культе потребления еды очень хорошо рассказывала моя бабушка. При приеме на работу на селе работника кормили и следили за тем, как он ест. Если ест много и быстро, значит, хороший работник, работать будет усердно. Те, кто ели мало, работать будут хуже. Также хуже будут работать те, кто ели много, но медленно. Это эгоисты, которые будут экономить калории для себя и не шибко выкладываться. Понятно, что при таком подходе при найме работников и потом кормили хорошо. Сытый батрак - хороший батрак.

Далее мы видим нормальную картину развития поведения трудящихся. Чем дольше существовала советская власть, тем меньше работник на селе был способен выкладываться. По картошки известно - сельские старики и старухи просто герои труда, они - носители ещё дореволюционных, трудовых навыков, их дети вкалывали в свои 40-50 лет намного хуже. Это нормальное следствие недоедания, нельзя слишком напрягаться, организм не получит питание для полного восстановления. Молодежь на селе при Брежневе это иная проблема - потеря мотивации к труду в силу невозможности через труд улучшить свою жизнь, зато итальянская забастовка помогает торговаться с начальством об оплате.

Этот процесс, кстати, был общемировым. Городская жизнь заставляла рабочих равномерно распределять силы на весь рабочий день. Свободный крестьянин через интенсивный труд урывал себе время для выполнения работ, которые не требовали напряжения, а также для отдыха. Наемный же труд и труд социалистический имели общую особенность - если быстро сделаешь поставленную перед тобой норму, домой раньше не отпустят, нагрузят ещё работой. Выживают те, кто умеет беречь силы. Отсюда культ качеств немецкого рабочего - всё сделает неторопясь, но от сих до сих, оставит силы на следующий день. Отсюда же проблемы социалистического хозяйствования - стремление ничего не дать, но выжать побольше вело к спешке и браку в производстве.

Дам ещё пару примеров. В конце 40-ых все знали, что немецкие военнопленные делают работу качественно, но двигаются как сонные мухи. Плохое питание, экономия сил, предельно минимальные по расходу энергии движения. Видимо, в первые годы плена имевшие волю к движению вымерли от перегрузки. Второй пример - работа китайцев по мнению европейцев и русских. Работают очень долго, но очень медленно. Делают за 10 часов рабочей смены то, что русский сделает за 5 часов и быстрее. Китайцы оказались с такой этикой идеальной рабочей силой для целого ряда производств, где расход физических сил ограничен. Голодный человек медленно работает ради выживания за счет маленького пайка. Ему уже не до личной жизни и свободного времени. Но всё равно эту трудовую этику пришлось после реформ Дэн Сяопина подкреплять улучшенным питанием. Капитализм, как и социализм, оказались потогонными производствами, требующими способности работников сопротивляться избыточным нагрузкам, вызванным жадностью начальства.

То, что мы имеем сейчас, это проблемы иного порядка. Феминизм, как отражение культа бабла и обеспечения красивой жизни для власть имущих потребовал новый тип работника, способного не только экономить силы в процессе труда, чтобы выдержать рабочую смену и долгие поездки в транспорте. Теперь также нужно экономить силы, чтобы иметь энергию понравиться женщинам и выдерживать их капризы, нервные взбрыки, вызванные женскими нагрузками по работе и с детьми, а также силы для работы в семье и нервы, чтобы выдержать давление СМИ, а в детстве психическое давление неврастеничных училок в школе и неадекватных одноклассников. В итоге, тот, кто ищет работу с меньшей затратой энергии, тот выигрывает. Выбора-то нет - или большие деньги, или экономия сил.

Всякие жалобы в СМИ на падение качества образования или трудоспособности населения по сути являются отражением жалоб организаторов естественного отбора. Как давили, то и получили. Трудовые порывы в физическом и умственном труде не вознаграждаются. Это как в ЖЖ - врать легко, делать перепосты легко, даже давать много таблиц легко, думать и обобщать невыгодно. 

Практика жизни
visionarios
Я чувствую, что мне становится всё хуже: даже в период моей ночной, максимальной работоспособности и творческой активности, мне приходится вырывать слова у себя из головы при помощи необычайных усилий. Я уже не думаю, что мой разум или интеллект, и поставленные предо мною задачи, будут способны помочь мне со своей главной ныне проблемой: потерей жизнеспособности. Даже если работа оборачивается или должно обернуться для меня конкретной выгодой — я опускаю руки, даже если уже прекрасно знаю, что мне делать. Более того, я окончательно утрачиваю всякий смысл своей деятельности. Каждое усилие сталкивается с апатичной стеной аффективности и бесполезности моего труда. И я всё меньше нахожу причин, чтобы отвечать себе: «Зачем», — и всё чаще ощущаю в себе постоянную усталость, которая, словно бы намеренно, снимает с меня всякую ответственность за моё почти-то бездействие. На меня нападет спячка, только нервозная и напряжённая.

Даже моя память начинает мне отказывать. Думается, что единообразие затирает что-то полезное и особенное. Также я не могу, иногда, вспомнить вещи, что я делал несколько минут назад или вчера вечером, хотя ранее мог, почти точно, пусть и приблизительно, восстановить посуточный график за предыдущую неделю, и легко перечислить важные события месяца с моими участием. Сейчас, иногда, случается забыть совершенно всё: бывает так, что я останавливаю себя посреди движенья, сбиваюсь, и забываю, что планировал сделать мгновение назад. Приходится восстанавливать всё с нуля, так как практически каждое своё действие, учитывая перегруженность, выставляю на своеобразный автопилот, словно бы, на подобие автомата, создаю программу с последовательностью действий, которую достаточно резко прервать для остановки всей последовательности. И только полным повторением удаётся вернуться к нужному этапу. Одиночество же вызывает вечную перегрузку и состояние постоянного возбуждения для моего ума, что никогда не сменяется периодами довольства, расслабления, от неспособности разделить с кем-то свои выводы, суждения, а также подтвердить их или опровергнуть. Снять их с себя. Нет никаких умственных задач. Из-за этого я постоянно возвращаюсь к началу, когда перехожу к иному предмету, а мой ум почти не может продвинутся далее каких-то необычайно усложнённых бытовых приёмов выживания, которое всё чаще напоминает мне борьбу со скукой, из-за регулярной утраты цепи суждений. Про каждодневную мигрень я и говорить не хочу: голова болит постоянно. Сна нет. Социализация также оставляет желать лучшего: нет правильной смены дня и ночи, равно как не придаётся значения наиболее активным периодам деятельности окружающего общества, и от того я могу сегодня спать ночью, а послезавтра упасть без сил днём. А всё потому, что говорить не с кем и не о чем. В условиях общей анархии и самодурства — нет никакой ценности усложнённой или организованной деятельности, что ставит крест на почти любые коллективные усилия, и превращает любой досуг в форму искусственного беспамятства. От всего этого я начинаю грубеть. И всё чаще несправедливо, сам того не желая.
Read more...Collapse )

Православный блокчейн, санация банков и вот это вот всё
visionarios
Крипто-рубль, вкупе с платёжной системой Мир (если они свершатся, и всё не кончится банальным Госбанком СССР) — это первые шаги к новой фискальной системе, а также созданию двух финансовых контуров экономики: исключительно рублевой, тупиковой, и меновой, т.е. с доступом к валютным средствам и без такового. В конечном итоге, экономике с настоящими деньгами, т.е. твёрдой валютой и с тугриками. Соответственно, под эту же задачу режут Банковский сектор: для ограничения, контроля денежного обращения, особенно связанного с валютным контролем.
Read more...Collapse )

Наука смерти о жизни
visionarios
Философия ровно потому и кажется наукой умирания, как сформировали один из её постулатов греки, что, всякий раз, вместе с магией открытия нового, проявляется и её неочевидная смерть: сам момент возникновения объекта или явления из небытия, и совершённый тем акт создания, рождения, оказывается примером становления и умирания любой вещи, а также её перманентного существования под покрывалом мрака и увядания до случая, когда чья-то могущественная длань, своей волей, достанет её на этот свет. Пока остальное своё время они лишь копились и ждали, оставаясь в неведении относительно своих форм и содержания, так именно жизнь, и её обстоятельства, где сам факт собственного осознания в этом течении, этой ставшей видимой рассинхронии в движениях с остальными вещами во времени, пробуждают к появлению и того, и другого: тот же человек есть лишь своё собственное переживание, вторичное, по отношению к наблюдаемому и уяснённому. Здесь же есть метафора к самому Богу, наше самое радостное, сокровенное и наивное ожидание, что мы, каким-то чудесным образом, останемся не забыты и брошены той силой, коя некогда вытащила нас из бездны Тартара. Однако, здесь философа всегда поджидает разочарование: он видит, Сам, и появление, и расцвет, и зенит вещи. По-своему, он сам себе Господин и господствует, своим взглядом, над объяснёнными, узренными им вещами, пользуясь от них той короткой лаской за своё спасение, и до момента когда оная, под внешним воздействием, не обретёт нужную форму, станет жёсткой, колкой, не пластичной. Здесь судьбу закладывает обнаруживший, ибо именно ему приходится дать новой Вещи имя, которое станет и обозначением, и функцией, точкой истребования, а также увядания. И в этом наблюдаемом круговороте, к сожалению, ничто не спасает, ничто не приходит на помощь перед молохом, сметающим, игриво, вещи «обратно под ковёр» временной канвы. Здесь очевидной Благодетелью человека кажется довольно опасное занятие во спасения всего того накопленного остальными богатства от неизбежной смерти, пусть и с корыстными оттенками собственных отпечатков на исторических артефактах. Однако, это не приносит достаточного удовлетворения от недостатка ключевого и главного: труд кажется напрасным вовсе не от титанических усилий, а ввиду отсутствия того самого «Наблюдателя», кто и должен оценить всё по достоинству. Мы всё ещё ждём той награды и ласки, неведомо от кого, и остаёмся здесь разочарованными. И от этого, иногда, хочется сделать всё наоборот: разбить, расколоть всё и сразу, чтобы, своим грохотом, пробудить Высшее к спасению сущего. Однако, и этого не происходит, потому что само это желание «раскола» вторит осязаемому расколу уже внутреннему и не находящему разрешения: своеобразной личной несовместимости с событиями и окружающим, вечной неподлинности знания и переживаний, вопиющей трагедии, в тоже время, не услышанной, презренной вниманием, но, несмотря на случайный казус личного пристрастия, всё равно фундаментальной для меня. Нет такого греха, чтобы мир остановился и обратил на тебя внимание. Да и само понятие «блага» частно, а не предписано, и всегда висит на верёвочке, будучи счастливым случаем. А раз так, то даже если Отче и существует, что же мне до него, как ему до нас? Здесь же, правда, не стоит делать известную и смехотворную позу глупого нигилиста отрицающего Божественное, подспудно абсурдно бойкотирующего жизнь и смерть, так как они оказываются ему не по нраву. Наоборот, ровно потому что метафизическая смерть Бога вовсе не отменяет факт моей кончины, он Сам оказывается должен жить, здравствовать, если обратной «субъектности» доказать не удаётся. Отсюда растёт и пару крамольных мыслей: я сам достаю Божественное из небытия, из мрака, и сам становлюсь причиной его собственного существования. Я, как своеобразный созданный и осознанный Субъект объяснивший, увидевший то, что существовало перманентно, и не существовало, в тоже время, для других никогда, стал своеобразным Творцом, либо лицом сопричастным к акту творения. Наивная мысль, что Мы, оказываемся, нужны друг другу, но, в тоже время, Я страдаю, а Он, очевидно и вероятно — нет. Моё «богатство» человеческой суеты, в этом месте, может быть его единственным переживанием. Однако, я вовсе не хочу уподоблять Божественное себе, ибо было бы отвратительно знать, что нет ничего выше и лучше меня, более того, я не хочу забыть или не знать Его вовсе, а продолжать довольствоваться той интроспекцией «абстрактного», уровень которого определяется степенью этого Сверх-Эго, тем самым, указывая и мой собственный рост впрок. А уже Его Богатство — есть дарованная мне сумма аналогий, архетипов, образов, с которыми я хочу играться, соответствовать. Возможно, моя проблема лишь в том, что в этой чужой «детской» я желаю слишком много, и всё мой страдание происходит лишь по-моему недоразумению, непониманию. Но я и не могу иначе: ведь я сам хочу расти, а если и не расти, то тянуться.


Простое
visionarios
Учитывая известное равнодушие, хочется заметить. Женщине(и не только ей, безусловно) стоило бы изучать русский язык и литературу, хотя бы для того, чтобы, в период своих личных неудач и расстройств, у неё была бы возможность письменно изложить все свои пожелания и кляузы заинтригованным, и всем тем кому это могло бы быть адресовано и интересно, а не копировать, в чрезмерном, в отличии от рутинного, темпе цитаты, слова, фразы и прочие обрезки из социальных групп, которые ничем не могут помочь, и ничего не могут сказать за автора. Фото Instagramm, чирикающие и короткие, от того и бессмысленные, твиты: никак не могут отобразить, на самом деле, умонастроения. Неграмотный человек — это инвалид разбитый параличом, не способный к рационализации, логическому и понятийному построению, и вынужденный, в следствии этого, носить всё в себе в форме единообразной, окрашенной эмоциями и случайными чувствами, массы, которую нельзя выразить, и при помощи которой нельзя ничего объяснить для себя, и изъяснить для окружающих. Персона становится заложником своего языка, что не позволяет ему удерживать нить разговора, вечно жаловаться на безмерно нарастающую сложность, усекая в себе вероятные увлечения и интересы, вероятное многомерное качество вкусов, а также таить внутри все те обиды, обернувшиеся ими «слова», которые, скупость языка, превращает в колкости, грубость и бестактность. Человек должен признать в себе необходимость быть культурным и грамотным, иначе он обречён на своё личное Вавилонское столпотворение, где его косноязычие построит между ним и окружающими, непреодолимую и раздражающую языковую стену.


Михаил Саакашвили
visionarios
Грузинский корсиканец: двойной удар по историческим стереотипам. Графоманы, по обе стороны Атлантического океана и на свой лад, испишут эту тему всласть. Впрочем, измельчало всё: не Сталин и не Наполеон, конечно, но голодная публика съест и такой форшмак, да ещё додумает, много чего додумает. Последнее, кстати, самая большая тайна публичной политики (во всяком случае, из кажущихся нераскрытыми): народы и массы — такая же неясная книга, если не существенно более непонятная, чем абстрактные и, чаще всего, весьма простые, прикладные интересы состоятельных, да предержащих лиц. Нет никакой возможности точно манипулировать, во всяком случае, предсказуемо этими неуправляемыми сонмами, а само повелительное вмешательство, чаще всего, прекрасно видно и вызывает должную реакцию. Словно бы всё к чему стремится любое общество это — непроницаемый характер своих намерений, побуждений, а также своего устройства, конституции. Нет, сейчас никто не пытается публике продать идею, но, первично, узнать за что её купят: показывают и смотрят на реакцию, точнее, подбирают реактивы которые вызывают наиболее бурный ответ. Иными словами, никто уже не пытается поддерживать целостный идеологический миф, соглашаясь на изолированные и экзальтированные миры самих граждан, в соответствие с воззрения которых данные различные группы и действуют. Публика сама высказывает своё виденье бытия, из которого и черпают вдохновение для обустройства, объяснения любого события, действа, доктрины. Общество управляется слухами, а также акустическими аберрациями. Распространяй и препятствуй. Кажется людям, что Михаил — Американский агент (который даже руки в карманах удержать не может), десница ЦРУ на постсоветском пространстве? Значит станут утверждать: что скрипач — кого надо скрипач, точка. И, пока овцы будут блеять от Великого и у Ужасного Саакашвили, раскручивая вокруг него несуществующие шарады, человек будет заниматься какими-то совершенно другим, быть может даже самому ему неясным, делом. Когда куклу «расколят» (не реформатор, не демократ, не агент и не Господь Бог воплоти), то Мишу заменят на другую болванку, которую выберут не какие-то анонимные и могущественные Кураторы, во всяком случае, первично, но сами люди, кто, своими несуществующими мечтами, создадут миф о власти очередному узурпатору. Причём делать эти манёвры, на ниве шизы и беспамятства общества, можно почти бесконечно: вначале Порошенко был Американским ставленником и другом (о, посмотрите как с ним здороваются; о, какие отдельным отношения связывают этого Человека с Американским Послом; Человечище Дружит с Гегемоном земли, так-то), а потом им резко перестал быть. Почему был, почему перестал? Хочется вспомнить драгоценное: «Утратил доверие». Теперь, по «новому кругу», Друг Друзей у нас Михаил Саакашвили, и ему вменяют в заслуги все минувшие титулы предшественника: главный демократ, продвинутый реформатор, доверенное и приближённое лицо, ставленник, сюзерен, шпион в конце концов (хотя бы). Вот наш кандидат, а не этот Петя, Шоколадный Король, хрен пойми кто. КОМУ ОН НУЖЕН? Теперь у нас новый Глав Резидент. Выслуживайся и радуйся. Тоже самое, до притупляющего Майдана (словно бы намеренно накаливающего общество до бела, дабы писать на нём новыми красками после), было с Януковичем, только там, в силу откровенно равнодушной к миру натуры, всё казалось «слишком запутанным»: тройной резидент до сих пор, посмертно, служит всем Богам сразу и никому из них одновременно. Одним словом, Мудрый и Добрый Гудвин к которому обращаются за своими надеждами.

Как итог, общество само отбирает себе деспотов и тиранов, а также создаёт им властный миф и возносит лавровый венец. Опять же, обряд, церемониал, как ритуал сопричастности с властью — всё или почти всё, сам титул — всего лишь приставка к имени. Не придал бы Михаилу такое значение местный электорат, так, быть может, всё бы и обошлось.


Советский Рубль, Валютные Правила или почему Социалистический Лагерь не приносил СССР прибыли
visionarios
Есть очень много обид на филантропию Советского правительства в пользу множественных Ближневосточных и Африканских деспотий, на которые, якобы, были потрачены какие-то немыслимые суммы, что могли бы быть полезны Советским же гражданам. Здесь надо внести коррективу: строительство дорог\домов где-нибудь в Афганистане никак не мешает, либо почти никак, заниматься строительством таких же объектов на вашей Родной ниве, и недостаток полезных товаров, продуктов был связан именно с неспособностью «лёгкой и средней» промышленности СССР производить их(дополнительный экспорт мог множить недостаток, но не был его причиной), а деспотии, во многом, стали таковыми в силу идеологического влияния на стиль управления Советского Союза, который имел склонность находить корыстные методы капиталистического хозяйствования в запрещенной для этого среде: криминальные, либо полукриминальные, соответственно.

Это не связанные, с обсуждаемым предметом бытовой бедности населения, проблемы, во всяком случае, если не говорить об этом опосредованно. СССР поставлял собственную продукцию, которую он производил внутри своей собственной экономической зоны (назовём таковую СЭВ), и которую, по понятным причинам, было выгодно поставлять в страны Социалистического Блока, просто потому что сбыт собственной продукции третьему лицу — совершенно полезный акт, особенно в случае сложной в производстве и эксплуатации техники, подразумевающий множественные сервисные услуги, и дальнейшие соглашения на поставку дополнительного оборудования, обучения персонала и продолжения производства\поставки серии данных изделий. Классический пример: авиация. Страны операторы Советских самолётов, несмотря на их техническую отсталость по сравнению с конкурентами (это выливалось в другую проблему — демпинг в цен, что, в условиях экономики своеобразного бартера, приводило к ещё более неравномерному и неравноценному обмену), были потребителями данного сегмента промышленности, и предоставляли прибыль наследникам таковой даже после кончины СССР. Проблема не в этом, т.е. не поставках чего-то кому-то, а нахожу я их в правилах Советского товарооборота, которые накладываются на законы торговли вообще, и которые, в силу монетарного характера современной экономики, упираются в валютную торговлю. О чём я веду речь?
Read more...Collapse )


Самшит
visionarios
Я ничего не хочу говорить, т.е. сказать можно много чего, но я не желаю. Просто прочтите. И, самое главное, устроившие этот ужас дегенераты, не отличившие, в начале, декоративный самшит от дикого, не заметят, ровным счётом, НИЧЕГО. Вы понимаете, что вы сделали? И как долго тянули, эти тараканы из СМИ, чтобы опубликовать хотя ОДНУ плёвую заметку на полях крупного издания? В общем, я не могу.

https://www.kommersant.ru/doc/3389734

Старый Мир
visionarios
Я не идеалист и прекрасно понимаю, что известные тогда, давно и недавно, а также поныне, сейчас и чуть ранее, человеческие болячки, были и остаются почти неизменными. Нет удачи в победы над нищетой, пороком, слабостью и смертностью. И не будет. Утопии лишь приглушают, ценой важный человеческих чувств, все эти вещи. И то, не из благостных чувств, а утилитарных: в целях гармонизации управленческих доктрин, под ничтожной властью которых приходится нам жить. Однако, начало прошлого Века — это момент самых великих надежд, которые, всей своей тяжестью и мощью, пустили Цивилизацию на смертоубийственный откос. Мечты о яблонях на Венере, летающих небоскрёбах, зелёной энергетике — совершенно жалкие, совсем уж камерные, наглые потуги неудавшихся футуристов и фантастов, равно и всех страстно верующих, но обанкротившихся потомков, кто теперь вынужден выживать за счёт взаимного ограбления, и самой разной несправедливости, которые не идут и близко в ногу с тем числом, хотя бы, утопий и антиутопий, равно любых других амбиций, что дал нам этот скромный промежуток в 20-30 лет Двадцатого Века. Совершенно динамичный, живой и смелый мир, так и остался отпечатком на кадрах кинохроники. Великие люди страдали, гибли, жили и мечтали, только чтобы в конце какой-то сброд подписался в собственной интеллектуальной неспособности поддерживать весь созданный ранее и прежде философский, экзистенциальный груз, и теперь мечтает жить в беспамятстве: лишь бы не знать, лишь бы не смотреть и не помнить, как это было, и на что, некогда, Мы надеялись. Кем Мы были. И здесь я вижу некую грань, своеобразный выбор: когда можно жить, и не замечать этого огрубления, «сокращения» человека, и, наоборот, стяжать в себя как можно больше памяти, из оставшейся информации, для её сохранения. Сохранить весть, что Мир обещал быть другим, что это обещание нужно запомнить, передать его далее, не дать успеть заболтать и извратить сказанное ранее совсем уж бесцеремонно. Причём, сохранить память в её живом, ассоциативном, несколько чувственном виде, для того чтобы всё написанное, сказанное не исчезло из восприятия так, чтобы касаться уже историей, со всё менее и менее ясной коннотацией, и менее ощутимым смыслом, а, заодно, множеством подтасовок.




?

Log in

No account? Create an account